“Стороны далеки от решения карабахской проблемы как никогда”

ffff

ГАЛА беседует  с экспертом в области внутренней и внешней политики, обороны и безопасности  Григорием Трофимчуком.

-Господин Трофимчук, как Вы расцениваете комментарии генсека ОДКБ  и  Минской группы ОБСЕ по поводу азербайджанской диверсии в Тавуше ?

— Прежде всего, важно отметить резкое увеличение количества апелляций представителей армянского общества, в том числе журналистов, к российским коллегам по поводу эффективности ОДКБ. И российской стороне нельзя уходить от прямой постановки таких вопросов, так как Армения, в конце концов, входит не в НАТО. Также подчеркну, что разделять вопрос о защите Армении на собственно армянские территории и на территории, относящиеся к карабахской проблеме – это проявление не силы, а слабости союзников армян, так как укрываться за юридические, якобы спасительные, детали долго не получится. А то, что находится, к примеру, вокруг Нахичевани, входит или не входит в периметр ОДКБ? Поэтому необходима чёткая позиция ОДКБ по всем вопросам, которые в данном конкретном случае волнуют Армению. Но этой позиции нет, поэтому Ереван вправе трактовать их как отговорки, тем более, когда речь уже идёт о Тавушской области страны. Этот факт как раз является доказательством того, что разделение зоны ответственности ОДКБ по шатким, чисто юридическим основаниям на практике невозможно. Более того, любой серьёзный военный блок всегда готов расширить, а не сузить свои амбиции и границы, иначе он будет не военной, а в лучшем случае политической структурой; в худшем случае – просто ничем. Что касается МГ ОБСЕ, я уже не раз говорил о том, что раз качество работы этого коллектива не устраивает ни Азербайджан, ни теперь уже Армению, то его состав необходимо пересматривать. Странно, что в нём до сих пор работают какие-то люди, которые не то что не в состоянии инициировать прорывные идеи, но даже выполнить то, что предписано – в частности, саммитами в Вене и Санкт-Петербурге, которые прошли после апрельской войны. К примеру, я много раз ставил вопрос, а почему же в составе этой прославленной группы нет меня или таких, как я, то есть, тех, кто регулярно работает с темой Карабаха. Поверьте, я бы не уходил от сложных и острых проблем, а наоборот, только ими и занимался. И пока в составе МГ ОБСЕ нет нужных Баку и Еревану людей, вы постоянно будете ставить вопрос о «беззубых» заявлениях ответственных лиц. Разговоры ради разговоров, переговоры ради переговоров должны быть исключены, так как такой формат теперь уже не устраивает, как видно, и саму Армению.

- Этот подход ОДКБ может  повлиять на армяно-российские отношения, испортить их?

— Пока ещё нет, но в перспективе этого исключать нельзя. Тем более с учётом того, что появилась новая администрация в США, которая возьмёт на контроль все противоречия в ключевых спорных регионах мира, чтобы сформировать по всем конфликтам собственную позицию и программу действий. Думаю, что армяне слишком рано загрустили, когда поняли, что по итогам голосования в США то тут, то там не проходят их, якобы «проармянские», кандидаты. Позиция Вашингтона вполне может повлиять на все отношения, которые связаны с армянской и карабахской тематикой, с которыми прочно связаны и армяно-российские отношения. Поэтому России и ОДКБ надо учесть эти условия уравнения. Недовольство Армении работой ОДКБ слишком явно лезет наружу и говорит само за себя. И мы, как наблюдатели, не вправе этого не замечать.

-В ходе брифинга 12 января Мария Захарова коснулась попытки диверсионного проникновения.« Мы исходим из того, что две стороны должны найти в себе силы, мудрость и, безусловно, дипломатические возможности, вообще использовать все возможности для разрешения этой очень сложной ситуации. Ключ к ее решению находится в руках обеих сторон», – заявила  официальный представитель МИД России Мария Захарова. Каково Ваше мнение об этом заявлении?

— Армения и Азербайджан, теоретически, должны были найти в себе такую мудрость на протяжении последних двадцати с лишним лет. Результатом этих напряжённых поисков и была апрельская война 2016 года. Поэтому попытки повторения общих призывов к миру и дружбе, конечно, могут продолжаться, но только при этом надо понимать, что война уже состоялась, и теперь важно её остановить. Простыми лозунгами это сделать нельзя, даже если очень хочется. Более того, эти призывы явно раздражают и армян, и азербайджанцев, так как они считают, что именно Россия «держит свою руку на пульсе разрешения конфликта» (тот самый пресловутый «ключ»), поэтому трактуют такие призывы как попытку ухода от ответственности и от самой проблемы. При этом, естественно, Россия не остаётся совсем уж в стороне от карабахских событий, так как именно она предложила сторонам найти компромисс. И надо сказать, что Азербайджан активно пошёл по этому пути, организовав, в частности, двустороннюю платформу мира и дружбы. Как бы к этой инициативе ни относились сами армяне, но попытка компромисса, шаг к нему здесь налицо. Заявление российской стороны от 12 января должно было, обязано было учесть тот факт, что столкновение произошло вне традиционной зоны карабахского конфликта, так как это совсем иной род угроз, выходящий за его пределы. Как раз прямой задачей ОДКБ являлось выяснение всех деталей данных событий, с учётом разницы мнений обеих сторон.

- Господин Трофимчук, как Вы считаете, стороны близки к окончательному урегулированию карабахской проблемы? Какова роль России в этой ситуации? Какие действия ожидать от Москвы?

-Стороны далеки от решения карабахской проблемы как никогда. До 2014 года, когда изменилась вся мировая обстановка, они были максимально к этому близки. Более того, произошла апрельская война 2016 года, которая изменила существующее положение вещей, так как территориальные границы конфликта изменились. Теперь из этого будет вытекать всё что угодно, и события в Тавушской области стоят в этом ряду. Роль России в разрешении конфликта чрезвычайно велика, но у неё, очевидно, тоже нет конкретных методик, и по этой причине к мудрости призываются непосредственно противостоящие друг другу стороны. Поэтому от Москвы надо ждать новых призывов к миру, а также к продолжению процесса переговоров, решению конфликта политическими и дипломатическими, а не военными методами. Но даже когда я сам говорю вот эти самые, вроде бы правильные, слова, то чувствую, что в них нет самого главного: надежды, а есть только одни общие места и повторение давно знакомых шаблонов.

Арменуи Варданян

Просмотрено: