В каком случае советы Саакашвили не помогут Пашиняну

новый коллаж

36-летний Михаил Саакашвили пришел к власти в 2003 г. в результате «революции роз», на фоне растущего недовольства режимом действующего президента Эдуарда Шеварнадзе. Правление Шеварнадзе ассоциировалось и с поражением в Абхазии, объявившей о независимости.

43-летний Никол Пашинян возглавил правительство в 2018 г. в результате «бархатной революции», на фоне недовольства режимом правящего премьер-министра Сержа Саргсяна. Правление Саргсяна также ассоциировалось с поражением в Джракане, когда «верховный главнокомандующий» заявил о потере 800 га «непригодной» территории.

И Саакашвили, и Пашинян получили широкую народную поддержку. Саакашвили и сейчас воспринимается как противоречивая фигура. Одни считают его непримиримым борцом с коррупцией, другие – несостоявшимся диктатором. Пашинян также ведет борьбу с коррупцией, но неясно, как его будут воспринимать в будущем.

Одна из главных ошибок Саакашвили – переоценка роли Запада и недооценка российского фактора, а в результате грузины не простили ему провалы в Абхазии и Южной Осетии. Возможно, этот урок хорошо усвоил Пашинян, которому пока удается избегать опасных ситуаций благодаря его заявлениям об отказе  резкого изменения внешнеполитического курса.

Еще одна причина утраты грузинским президентом авторитета – его экономическая политика. «Сильная рука», которую желали видеть сторонники «революции роз», отказалась от патернализма, сократив льготы и уменьшив социальную поддержку.

Саакашвили не учел привычку грузин надеяться на государство, патерналистский характер грузинского общества, и оппозиция удачно воспользовалась его промахами. Иванишвили, его главный оппонент, выдвинул как раз патерналистскую линию и тем самым создал себе значительный политический капитал. Пашинян в плане льгот и социальной поддержки пока не «тревожит» граждан, однако некоторые административные порядки и стабильная инфляция уже беспокоят жителей Армении, и это искусно используют оппоненты премьер-министра.

Одним из самых первых и самых впечатляющих шагов Саакашвили был демонтаж грабительской полицейской системы. Он снял с должностей 70-80% грузинских полицейских. Прежде Грузия кишела полицейскими-взяточниками, и старое поколение, у которого коррупция была в крови, ушла, а на смену ей Саакашвили привел «чистых» правоохранителей. Пашинян не пошел на тотальную «фильтрацию». В полицейской системе Армении перемешались «старое и новое», что создает определенное недовольство.

В Грузии в свое время официально был введен закон, предусматривающий 7-летнее заключение для «воров в законе» и связанных с ними лиц. Многие уехали из страны. Именно тогда Саакашвили допустил, наверное, самую серьезную ошибку. В местах заключения в Грузии творились ужасные вещи, мелких воришек и матерых грабителей, браконьеров и убийц «варили в одном котле», люди в масках входили в тюремные камеры и жестоко избивали заключенных дубинками. В Армении ограничились только профилактическими работами, некоторых «уложили на асфальт», в основном оставаясь в рамках гуманизма.

Саакашвили в 2007 г. перешел грань, применив в Тбилиси жесткие меры против демонстрантов, требующих отставки правительства. Он добрался и до СМИ, сотрудники финансовой полиции заявлялись в независимые телекомпании, оказывали на них давление, препятствовали свободе слова. Этот стиль работы был свойствен президентам Армении, что всегда являлось предметом жесткой критики журналиста-оппозиционера Пашиняна. Следовательно, премьер-министр Пашинян просто не может перейти эту грань, иначе он пустит по ветру капитал доверия.

Наконец, еще одна ошибка Саакашвили в том, что он силой или угрозами отнимал у олигархов деньги и имущество, например, заставлял инвестировать в какие-либо проекты. Оптимисты отмечали, что таким образом Саакашвили построил школы, заасфальтировал улицы, а другие утверждали, что грузинские олигархи насильно были вовлечены в эти проекты. Пашинян демонстрирует дифференцированный подход, отделяя богачей от грабителей, возвращая в бюджет незаконно присвоенные деньги. Однако по сравнению с грузинским примером этот процесс в Армении замедлился, а на улицах вместо асфальта пока «укладывают» людей.

И Саакашвили, и Пашинян на разных площадках проявили себя как народные трибуны. Искусство говорить с народом и от имени народа они хорошо освоили за многие годы. Гораздо сложнее, однако, осуществить демонтаж авторитарных, коррумпированных криминогенных пирамид. Саакашвили это частично удалось, а Пашинян еще работает над этим, как говорил великий классик, с молотком и гвоздем в руках, которые должны  служить демонтажу пирамиды, и не более того. 

Активный, всегда бодрствующий Никол Пашинян и его «молодая гвардия» на фоне медлительного и полусонного Сержа Саргсяна в выигрышном положении, если учесть к тому же колоссальную разницу в поведении и морали, в запасе доверия. Однако доверие есть до тех пор, пока члены нового правительства не допустили серьезных ошибок, пока еще свежи воспоминания о днях всенародного пробуждения, пока в общественных местах звучат революционные хиты.

Основной мессидж армянской народной революции – утверждение демократии и приоритета прав человека при наличии политической воли, которая, однако, не должна превратиться в политический произвол. Иначе никто, даже Саакашвили, не сможет своими публичными и негласными советами помочь Пашиняну.

Эдуард Мхитарян

Просмотрено: